Двойной иммунитет для Петра Толстого

Теперь, выступая на публике, в СМИ или в соцсетях, каждому приходится лишний раз думать, не скажет ли он что-нибудь такое, что приведет к уголовному делу, нападению на улице или к извинениям перед Кадыровым.
Случай Петра Толстого мог бы стать частью этого сюжета, если бы речь шла не о Петре Толстом, а о каком-нибудь провинциальном блогере, молодом журналисте или тем более оппозиционном активисте. Антисемитское высказывание могло бы стать отличным поводом для уголовного дела или для кампании травли, тем более что публичный антисемитизм в современной России - действительно маргинальная и редкая тема, и для полицейских борцов с экстремизмом это было бы такое приятное разнообразие: каждый день приходится ловить оскорбителей православия, а тут вдруг антисемит.
О, если бы о "черте оседлости" сказал Алексей Навальный - уже была бы кампания с открытыми письмами творческой интеллигенции, разоблачительными фильмами по телевидению и обеспокоенными комментариями официальных лиц. Но Петр Толстой, помимо положенной ему законом депутатской неприкосновенности, имеет еще один, неформальный иммунитет. Ему ничего не будет, прокуратура не станет проводить проверку по экстремистским статьям, по телевидению даже не скажут об этом скандале, а если какие-то еврейские организации обеспокоены, то начальник Толстого Вячеслав Володин уже пообещал с ними встретиться и все обсудить.
Российское государство и подконтрольная ему часть общественности умеют обижаться только на тех, чьи "обидные слова" - дополнительная нагрузка к более важным, пусть и не прописанным в уголовном кодексе вещам. Эти вещи - оппозиционность, или просто независимость, или критика власти, или контакты с теми людьми и структурами, с которыми контактировать нельзя (от Госдепа США до того же Навального).
Вот тогда человека могут и затравить за экстремизм, и даже осудить. А если человек ни в чем таком не замечен, если у государства к нему нет скрытых претензий и если тем более он для власти свой, как Петр Толстой, то он может говорить и делать что угодно, не будет ни открытых писем, ни телевизионных сюжетов, ни судов.
Новая российская политкорректность не имеет никакого отношения к нормам общественной морали - это просто удобный способ для политического давления, и когда поводов для давления нет, нет и публичных обид, требований извинений и уголовных дел.

Comments

  1. Olá! Você precisa colocar o google tradutor no seu blog, Andrei!
    Um abraço.
    Sandra May

    ReplyDelete

Post a Comment

Popular posts from this blog

Как дурят народ на улицах Калининграда

How to increase AdSense-Earnings at Blogspot?

On the environmental situation in Kaliningrad